foto6

22.11.2016

Представления о «разжене» в устной традиции белорусских переселенцев

«Разженей» белорусские переселенцы Седельниковского района Омской области называют разведенную женщину.

Материал на эту тему не собирался нами целенаправленно: занимаясь систематизацией аудиозаписей в личном архиве, мы обнаружила ряд устных автобиографических рассказов исполнительниц об их нелегкой судьбе разведенных женщин, кроме того, сами вот уже два года пребываем в статусе «разжени», что позволило нам стать ближе к этой категории женщин и произвести «добирание подробностей» в материале, а также зафиксировать эротический фольклор на эту тему.

Рассказы о «разженях» как и о рождении внебрачных детей у потомков белорусских переселенцев – табуированная деревенской общиной тема: «Я уже 15 лет прожила в этой деревне, а не знала, что дети во многих семьях по отцу братья и сестры, и таких тут много, через дом: то разведенные родители, то нагульные дети. И все молчок, и, главное, все живут в мире между собой».

Разведенная женщина подвергается осуждению и за ней следят, т.к. она считается опасной для семейных пар: «Во дура, во дура, что развелась! Чаго не жилось з естым мужиком, иде луччейшего тяперь найдешь. Ну, нихай тяперь ходить па чужим мужикам, як блудливая корова».

Почему же в традиционных семьях происходили разводы, и кто был их инициатором? Рассмотренный нами материал позволил заключить, что чаще всего инициатором развода выступала женщина. Из десяти случаев только в двух инициатором развода был мужчина. «Я, миленькая моя, разженя, так всю жизнь и прожила одна. Мужик мой к другой увайшов, к ученой. Я-то неученая».

Или «Ина ш молодейшая была, вот яны и скрутились. К крутелке увайшов. Знаешь, Леночка, якие есь пробл‹…›и и крутелки!».

Чаще всего мужчины предпочитают «бегать к крутелкам», но не разводится с женами. Зафиксировали мы и такой рассказ: «На Успенке у мужика заболела баба и спать ен з ей ня мог. Дык ен наняв Прасковью. Прасковья ходила за больной бабой, за дитями, есьти им варила, жила в их доме и з мужиком етым спала. А тады баба поправилась, и яны ету Прасковью, по пиз‹…›е мешалкой, и отправили».

Замужние женщины расторгали брак в тех случаях, если муж был большим ревнивцем, или, если сами были «вурусливыми», т.е. привередливыми и капризными. Приведем несколько примеров:

  • «У мяне мужик быв таким ревнивым, таким паскудным на ето дело, что прямо было нельзя жить. Вот идешь з им па дяревне, и столб стоить – все – к столбу прирявнуеть. Ну, нельзя было ни грамма. Бить ен мяне ня бив, но сделаецца холодный, як палка. Ляжишь к ему в пастелю, а ен холодный и каляный, что палка. Я году з им не прожила, увайшла к батькам бяременная.<Так любила же и беременная была. Как так получилось?> Любила, а потом став нелюбэй. Пойдим з им на гулянку, я пляшу на кругу, а ен аш збялееть увесь, и зубы так стискаеть. А вот потом другей мужик у мяне быв, дык тот ня ревновав, гаварив: “На кругу – хоть голову сабе ращапи, главно кап за вугол тябе не водили”. – А что бяременная была от яго, дык что? Сразу-то вплотную, знешь как хорошо было».
  • «Мужик у меня быв такей, что не было путя в жизни. Равнивец. Двух дачок я ему родила, а все ревновал и бив. Крепко бив. Я и не стерпела, разжанились. Я потом в другей раз взамуж вышла, тот хороший быв, военный, на войне воевав, с медалями. Вот так, миленькая, жизнь не удалась, брак… не сложился».
  • «Алена з Митем и году не пажили, як усходилась ина, як вурусливая кабыла и усе тут. Матка за ей приехала, погрузили монатки на тялегу и уехали у Щелканку. Митя потом 5 раз жанився пасля Алены, а все життя не было, а через 8 лет забрав сваю Алену назад и дятей нарожали. Аленина матка нешто знала, вот яны Митю и падчарували, кап ен ни с кем ня жив, пока Алена вурусила».

С ревнивцами, как правило, «разжени» не воссоединялись, «вурусливые разжени» обычно возвращались к своим мужьям. «Андроп с Марусей разжанились, дык ина в совхоз съехала, а там аборт у бабок от яго сделала. Ды так сделала, что потом на стенки лезла. Тады Андроп у совхоз услед зъехав. Там яны опять сжанились и назад в Соловьевку вярнулись, а дятей боле не нашли. Вот тяперь и собираюцца в дом-старки».

Часто «разжени» рожают нагульных детей от женатых мужчин. Спустя годы этих мужчин в своих повествованиях они  именуют вторыми мужьями. Внебрачных детей в деревне называют «выбл‹…›ками». Тайна отцовства нашла меткое отражение в поговорке – «Твой батька собакам сено косить». Некоторые «разжени» указывают ребенку на его отца: «Пришов мой Васька домой и плача: “Мама, мяне ребяты выбл‹…›ком дразнють, хто мой татка?” — Васька, Васька, вун хто твой татка, ен толька з нами не живеть и у яго другие дети есь, ну, ето твой татка. Васька мой стишився».

За редким случаем «разжени» проживают оставшийся отрезок жизни в одиночестве, обычно выходят замуж второй раз, а то и третий. Сватовство и свадьба «разжень» проводится в определенном обрядовом порядке: к «разжене» приезжают в сваты, совершают запоины, назначают и празднуют свадебный вечер, в застолье исполняют беседные песни, пляшут под гармошку. «Я и не хотела в третий раз взамуж идти, дык племянницы прибегли, платьте з мяне грязное стягнули: “Наряжайся! В сваты седня придуть!”, — вытолкали взамуж».

Уговорить, «вытолкать взамуж разженю» за вдовца или разведенного мужчину могли и замужние женщины деревни: «Ой, кап ты знала, як мы Варку с Титком пожанили. Собралися бабы, пили-гуляли у Варки, а потом сграбли яе и паехали у сваты к Титку. <Так может Титок не хотел жениться?> Хотев, не хотев, ды захотев! Мы яго сватали, гуляли у яго хате, а потом напоследок Варку к ему у корвать поклали, спите и живите. Вот и все!».

Пожилые, бывшие несколько раз замужем «разжени» знают толк в мужчинах, поэтому советуют молодым «разженям»: «Не торопись другей раз взамуж.<Так не тороплюсь, никто не берет.> Погоди, еще як начнуть брать, дык отбою ня будеть. Мне во уже 90 лет, а все сватають. <Так что не пошла?> Так ему 70 лет, он молодей мяне на 20 лет. Он же мяне за одну ночь зъесь, якое на мне тут тело. <Так неужели в 70 лет им что-то надо?> Конешни, надо, а то! А за старого тоже нельзя ходить. <Почему?> А со старым уже спать не ёмко».

Для замужних женщин «разжени» представляют опасность, поэтому они стараются быстрее их выдать замуж. Для «разжень» же существует только одно горе. Быт их, как правило, особо не обременяет, они сильны, красивы, приобретают физическую и моральную закалку, т.е. рассчитывают только на себя. А вот свое «горе» выливают через поговорки, загадки, частушки, сказки с использованием непристойной лексики. Например, чаще всего приговаривают: «Горе, горе – муж Григорий, нет бы худенький Иван. Быв у мяне, девки, худенький Иван, ни дай Бог и вам». Я усвоила эту поговорку от нескольких «разжень» и произнесла это при общении с другими. Тут же в ответ услышала еще одну поговорку: «Что ты, миленькая, якое ш ето гора, ты ещо не знаешь гора. Горе, кода нихто ня поре. Вот ето горе!»

Так называемые в народе «страмные частушки», анекдоты, песни, сказки и поговорки исполняют, прежде всего, «разжени». Им не важно: одобрит ли общество или осудит их поступки, над ними нет хозяина-мужа, они сами выступают регуляторами своего стыда. Для разведенной женщины состязательность как свойство культурного поведения становится своего рода нормой и в будни, и в праздники. Об этом они не забывают никогда, даже если выходят замуж вторично: «Алена, дурная баба на работу. Крый Бог, ежели хто в дяревне раньше яе картошку выкопаеть, проклянеть, ей надо, кап ина навпярот».

Работают и веселятся «разжени» от души, потому, видимо, и живут не много не мало и 80, и 100 лет, и более, не брезгают и спиртными напитками: «Девки, давайте мы з вами глынём по-маленьку одуванов». Кто-то из них предпочитает настойку «кливярку ти одуванов», кто-то ханжу (самогонку), а кто-то опускает в подпол три ящика водки марки «Одобрена» на случай ее подорожания.

Своё долгожительство они объясняют так: «Гусев увидев мяне с судами воды в руках: “Ай, баба, табе ж 90 лет, а ты воду с калонки в руках ды бягом носишь. Молодец, баба, какая ты здоровая!” А йде я здоровая, я одна, нихто мне кроме мяне воды и не принясеть – хошь ня хошь – будешь здоровая. Ни дятей, ни мужика».

Или «Не помираю во. Я в церкви была, батюшка спросив: “Кода ты родилась, мамка табе говорила?” Я родилася после Паски на шастой няделе. А ён: “Ты родилась в день ангелов, на шастой няделе, ты счасливая, будешь довга жить”. Не помираю, смерти напросилась. А ен гавора: “А докуль Господь наконовав етот во, бяссмертный, дотуль будешь жить.” Я просила свою сястру с того света, чтоб ина с ангелами договарилась, ина договарилась, а потом главный выступив: “Нельзя, бабушка, будешь жить, сколь гасподь наконовав.” А сын мне гаворить, что мяне туды не бяруть, что я дрэнная».

Представления о «разжене» в устной традиции белорусских переселенцев в целом носит отрицательный характер. Им завидуют, о них говорят: «А что ей не жить так долго и не быть здоровой? Ей зносу нет. Да, физически ина поработала вволю, а духи ей нихто так не мотав, як мне. Ина дурака свойго кинула, дятенок памер. Ина один раз горе пережила и живеть на спакое. У яе ни одного сядого волоска нету, а я молодейшая и вже почти лысая. Переживання кажный день. А им таким якое горе».

В заключении отметим, что нашими информантами по данной теме стали самые талантливые носительницы фольклора потомков белорусских переселенцев в Седельниковском районе, они же все, как ни странно, «разжени». Многие фольклористы их знают, напомним их имена: Екатерина Григорьевна (знахарка и частушечница) – 85 лет, Евдокия Алексеевна (песенница) – 91 год, Анна Петровна (исполнительница духовных стихов) — 99 лет, Мария Борисовна (плакальщица) — 72 года, Елена Филимоновна (мастер бытовых заплачек и проклятий) прожила 88 лет, и др. Заметим, что русская сказительница Н. И. Бахарева, которая отпраздновала своё столетие, тоже «разженя».

Евдокия Алексеевна по поводу своего развода недавно сказала следующее: «А что их жалеть етых мужиков, кода от их жизни нет, то это им, то другое не ладно, поспробуй угоди. Одного, другого похоронила… все трое там уже давно лежать, и пускай лежать, а я ещё баба, а мне ещё только 41 год! – потом опомнилась и поправила себя, – 91 год». Мы не стали уточнять, что с марта 2013 г. ей пошёл уже 92 год.

Е. П. Малахова, к.ф.н.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *